осьминог

Двурукий, не хочешь в гости?

Истории… В жизни случается все, бывает как описывал выше — «Дважды рожденный» А это уже чуть не «трижды» — или плакать от радости, или смеяться?
Смешно? Да нет, как бы не очень… А скорее — чуть не закончившаяся трагически, впрочем читайте сами!
К «чертям» на мыс, вместо «куличек»

Среди неприступных, суровых гор, рядом с побережьем, где в проливе встречаются, как братья две водные стихии. Это — с одной стороны Тихий океан, а с другой Охотское море. И пролив Екатерины, что на севере острова Кунашир, с раскиданными вдоль побережья редкими пограничными заставами. Тут и «прилепилась» ОРЛР «Докучаево», или по нашему «точка», отдельное радиолокационное подразделение (в виде роты). Небольшое плоскогорье на высоте с метров 200 от уровня моря, на краю мыса Ловцов(А?), к которому с побережья идет слегка наезженная дорога. По ней от роты можно попасть на безлюдный берег, и назад.

Дорога приобретает некое оживление по вывозу прибывших кораблем различных военных грузов, что происходит лишь раз в полгода — по весне, как основной завоз, и по осени, как овощной.

Десант

Десант

Все! Далее наступают суровые будни изредка нарушаемые стрекотом пролетающего, а иной раз и подсаживающего вертолета. Но это происходит редко, лишь по острой технической, медицинской необходимости, или иного ЧП.

Вот так я и попал к «докучаевцам» в гости. Если командировка и была рассчитана на каких то два — три дня, то «куковать» мне до прилета очередного воздушного транспорта неизвестно сколько! Первые дни все в интерес, особо некогда скучать, да и работа хорошо отвлекает. Коллектив на точке состоял из четырех офицеров, один из них командир роты, двое инженеров РЛС, и замполит роты. Кроме офицеров был старшина — прапорщик Молоток, и тридцать бойцов — солдатиков. Это операторы на РЛС, дизелисты, водители, повар, фельдшер, и т.д.

Судьба толкает к непредвиденному

Прошла неделя. Ну ладно, вечером собираемся за картами, да по местной самогоночке! А днем то что делать? И приловчился я уходить на побережье, где вдоль прибрежной полосы прибоя можно в любую сторону идти и идти) С одной стороны до заставы км с 60, а с другой и не знаю! Вот и повадился я «шарахаться», уж если ничего срочного не предвидится, вдоль по этому самому песчаному»бульвару», среди выброшенного мусора в виде деревяшек, бутылок, ящиков и прочего корабельного хлама, а так же огромных плетей морской капусты.
За спиной покоится автомат «калаш», пара рожков патронов, да охотничий нож на боку. Нож мне арендовал старшина Молоток. И как в дальнейшем оказалось не только фамилия, но и его предусмотрительность в полном соответствии оказались! Как обычно хвалят — «Молоток!» Вот и мне хочется по жизни его так нахваливать. Но, об этом чуть позже)

В этот злополучный день я позавтракав, поднялся на ПУ ( пункт управления) где по радио связи узнал, что на сегодня в гости на точку ни один транспорт — в виде вертушки, не намеревается, и даже нет заявки на ближайшую заставу. Это значит, что день в моем распоряжении, а прибытие в родные пенаты снова отодвигаются на неизвестное время.
Решил совершить очередной «променаж» вдоль отлива…

Я иду к тебе навстречу

Я не раз ходил в этом направлении, то есть забирая влево от спуска с пригорка.
Почему то тянуло в сторону далеких скальных нагромождений, что врезались в песчаное, желтого цвета побережье.
«Ну надо же и до них добраться» закрепил я мысленно свое решение протопать с несколько километров до этой каменистой косы.
Неумолимо, хотя и очень медленно каменный «язык», как я его уже окрестил, все же приближался. Пришло время, когда стали различаться отдельные округлые, видимо закругленные, заглаженые с помощью прибойных волн, огромные валуны.
Где перебирался перепрыгивая, а где и протискивался между ними по песку. Волны с шипением вырывались из всех лабиринтов между булыганами. Порою, в высоту уже достигали мне до колен. Спасали высокие резиновые охотничьи сапоги, у которых я раскатал высокие голяшки.

И вдруг…

Осьминог

«Че за каменюга…?» бормотнул я, вглядываясь в булыжник со странными наростами. Да! Среди двух округлых бугров, что выше моего роста, торчал небольшой камень с непонятного цвета округлой бугристой вершиной…
Не связалось от слова «небольшой»… Все, что доводилось видеть из отряда»октопус вульгарис» я бы отнес к осьминожкам по сравнении с данным экземпляром! Это был огромнейший головастый зверюга, чудовищных размеров.
Валун мощно обнимал гигант среди своих братьев. Его свисающие со стороны прибоя щупальцы в длину достигали 3 — 4 метра, как бы навскидку для моих определений. Голова же, что высилась над камнем достигала метровой высоты, а по уровню покоилась выше моего роста. Его немигающие глаза… Этот взгляд сопровождающий мое передвижение был осмысленный! Не иначе, не смотря на его прямоугольные зрачки. Казалось он безотрывно, внимательно следит за моими «поползновениями» вокруг его морской мощи, и о чем то в это время думает, соображает.

Не чуя брода!

Да! Я потерял ориентиры! Не каждому доводятся в жизни такие встречи «на уровне чуть ли не двух цивилизаций» — загнул конечно, но оторопел от такой встречи.
Забыл про время, забыл что мы из разных сред обитания, как и условия проживания… Да много чего забыл. Главное — потерял время, его неумолимый ход — то, что мне чуть не вышло смертельной ловушкой.
Я приблизившись, начал с опаской осторожно знакомиться с «гостем» из морских пучин.
Для начала, обойдя камень, взялся за щупальцу, что тянулась к прибойной волне, со стороны океана. Приподняв эту «спрутастую» руку начал понемногу приближаться к его туловищу, заодно ее перебирая скидывая за себя. Мне интересно было рассмотреть присоски на этом «рукаве», что были ближе к голове. В основании по толщине, с ногу взрослого человека имелись огромные присоски, как шляпки грибов на ножках.

Держать на весу такую «ногу» оказалось тяжеловато, и я (!) ПЕРЕЛОЖИЛ ее себе через правое плечо. Это явилось моей первой смертельной ошибкой, о которой в тот момент я даже и не подумал. Увлекся перебором в сторону второго щупальца. А сам приблизившись к голове стал с интересом рассматривать ее во всех подробностях. Прикасаясь рукой к этой глянцевой в защищенных местах, и шершавой поверху коже. следил за реакцией «зверюги» Это видимо не особо ему нравилось, так как он ПОЧТИ НЕЗАМЕТНО, ВСКОЛЬЗЬ, но менял положение. Как бы перетекал ничуть не дергаясь, но заметно сдвигаясь в сторону от меня.

Мне же захотелось вытянуть его на берег, так как волны уже ощутимо вкатывались между камнями зажимая мои ноги в сапогах уже выше колен.
Я добрался до туловища, увидев две боковые щупальцы, что придерживали туловище осьминога со стороны берега. Остальные манипуляторы как бы оставались позади меня. Попробовал потянутся до ближайшей. И тут «врубился» что тело мое НЕ ХОЧЕТ мне подчиняться! Да! Оно было сковано этими бревнышками — щупальцами, что я бездумно старался перебросить через себя!

Два из них, словно ремни портупеи проходили по моим плечам в бушлате. Еще одно крепко удерживало левую ногу по сгибу под коленом. Одно прижимало за поясницу.
Еше не осознавая всей ситуации, которая неумолимо вытекала из под моего контроля, я попробовал освобождаться от этих живых «канатов» Начал с левой ноги, и потянул прилипалы на сапоге. Снимал с одного края, потихоньку освобождая ногу — удается! И вдруг свободный, более тонкий конец щупальца стремительно, как бы с изящностью змеи, обвил мой сапог в лодыжке. да непросто, а в два оборота!

Время «ЧЕ» пошло!

Я начал суетится. Да, это уже не план, а просто суета, вызванная паникой! Было от чего и запаниковать. Время подступало к приливу. А что такое прилив на море — океане?
Это то, что являлось оголенным песочком и камням по отливу, НЕУМОЛИМО с каждой минутой прилива начинают погружаться в морские воды. То что являлось отливом с оголенным берегом погружается в пучину.
Мы со зверем поменяемся ролями. Нас будет накрывать волнами прибоя, и «Ося» будет в своей стихии, а я в смертельной ловушке.
— «Нет, я не хочу к тебе в гости!» — заорал я, ощущая все опасность положения. Вспомнил про АК, что покоился у меня за спиной. А вот снять не могу! Не дают надежно опоясавшие по спине два щупальца.
Очередная волна залила мои высоко поднятые сапоги, достигнув пояса. Я понял, что следующая может быть уже по грудь — время не ждет! И тут же лихорадочно начал перебирать варианты своего или отступления, или спасения. Нет возможности скинуть одежду, раздеться — не позволят крепкие объятия чуда морского. Да и щупальцы на своем голом теле не смог представить.
— «Во, черт!» — я озирался по сторонам.
— «Орать?» — подумалось — «А толку? До роты с пяток км, и по отливу никто не прогуливается» — сплюнул в кипящую у груди воду с шипящей от злости пеной.
— «Чем бы его вырубить? До мелких камней не достать, и ничего нет под руками.» — я сколь мог крутанулся озираясь. — «Может какую доску прилив подкинет?»
— «Эх, хорошо когда к автомату штык пристегнут» — с горечью ухмыльнулся я, понимая нелепость сего положения. Притянул гад, привязал к себе, да так, что потеряна свобода, ограничена в пределах мелких движений.
Зато два желтых глаза с черными прямоугольниками зрачков притягивали, гипнотизировали. Они пристально неотрывно следили за моими тщетными попытками вырваться из «теплых, дружеских» объятий щупалец — канатов. Складывалось впечатление. что его поступки продуманы, это его план, который он молча, но неумолимо отрабатывает.
Обнимал меня мягко, но крепко, при этом ничто не стягивало не давило, хотя все движения высвободится пресекались ответной реакцией на сдавливание.
— «А если онО обнимет за шею?» — тут уж и страх и тревога одновременно пробежали холодом в груди.
Что то давило в правый бок, сразу и не понял. Я сунул руку уже в воду и вдруг почувствовал под пальцами ножны!
Да! Это был охотничий кинжал, что заботливо предоставил в мои выходы на природу прапорщик Молоток! Вот молоток! Вот предусмотрительность человека, что не понаслышке знаком с местными, порой такими обманчивыми, красотами.
Я сжал ручку ножа — из местной каменной березы, в мокрой от воды ладони, благо спереди ладонь упирается в гарду, не соскользнет!
— «Зверь, я не хотел такой развязки!» — глядя в глаза этому умному животному прорычал я, и ударил с размаха прямо между этих умных глаз…

Жизнь, такая прекрасная, продолжается!

Я лежал на берегу, выбрав место подальше от побережья с его уже бушующим приливом. Рядом, как как обрубки стволов лежали три из восьми огромных щупальца, а в заплечный мешок уложил черный, похожий на вороний, клюв этого монстра.
Добравшись до роты, рассказал свое приключение старшине, который не сразу и поверил. Однако не поленился сгонять до побережья на машине. а далее с двумя бойцами на своих двоих за оставленными мною тремя щупальцами. Я просто не успевал обработать все, а утянуть все вместе с туловищем не хватило сил в одного человека.

Вечером прапорщик пригласил на жареную курицу. Поверил в курицу, так как видел у его дома прилепленный к крыльцу курятник, в котором копошилось несколько рябух.
Разлили традиционный на точках самогон, чистейший как слеза, крепкий, и ничем не отдающий. Спецы они там по этой части! Закусили жареным.
— «Как курочка?» — спросил старшина, прожевывая очередной кусок.
— «Да ниче, видать молодая, мясо нежное» — без задней мысли отвечал я.
— «Жаль, что только три досталось…» — с сожалением вздохнул прапор.
— «Так у тебя же их не три, сколь прохожу их в курятнике копошится с десяток!
— «Так, то курицы, а это осьминог, да еще и гигант среди подобных!
И тут я только вкатил, что угощал он меня не куриным мясом, а морским))
Но под крепкий напиток ЭТО уже было неважно!
Жизнь хороша, и это самое главное!

Не всегда жизнь бывает хороша. Иной раз фортуна поворачивается к нам жо задом, и творит невероятные, а порою и ужасные события. Человек там жертва. Жертва направленная судьбой! Это страшно… А впрочем. читайте сами —
Кровавый пикник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *